COVID-19: когда лекарство страшнее болезни — Hash Telegraph

Не открою секрета, если скажу, что во время эпидемии COVID-19 нужно слушать вирусологов. 17 марта состоялся ученый совет Дальневосточного федерального университета, на котором зачитал доклад доктор биологических наук Михаил Щелканов. Что же сказал профессор?

Этот вирус — из области социальной психологии

Сообщение носило сугубо научный характер, хотя его название вполне могло бы стать заголовком статьи в регулярном СМИ: «Новый коронавирус SARS-CoV-2: факты и фейки». Эта форма включала в себя словосочетания, вроде «пептидные протеазы» и «экспрессия генома», которые могут отпугнуть многих слушателей, которые не просвещены в области молекулярной биологии, поэтому попробую пересказать главное.

COVID 19 когда лекарство страшнее болезни Hash Telegraph - COVID-19: когда лекарство страшнее болезни - Hash Telegraph

Для начала цитата: «Когда Всемирная организация здравоохранения 11 марта этого года объявила пандемию коронавируса, это конечно было преждевременное решение по мнению всех нормальных экспертов, по той простой причине, что невозможно объявить пандемию, когда на территории России, которая занимает всю северную Евразию, нет эпидемии, когда нет эпидемии во многих африканских странах, нет эпидемии в Латинской Америке, Южной Америке, в Австралии и так далее, там только завозные случаи. Поэтому это политически выдержанное решение в связи с тем, что политэлиты США и Евросоюза запаниковали, не сумев на своей территории взять процесс под контроль, при том что двумя месяцами раньше они активно грозили пальцами в сторону Китая».

С моей точки зрения, гендиректор ВОЗ Тедрос Гебреисус совершил преступление, когда объявил пандемию по коронавирусу. Он открыл рот и посеял панику в масштабах всей планеты, поставив политические элиты государств в условия, когда они просто вынуждены были начать парад карантинов.

1585231205 327 COVID 19 когда лекарство страшнее болезни Hash Telegraph - COVID-19: когда лекарство страшнее болезни - Hash Telegraph

Но вернемся к выступлению профессора Щелканова. Он подчеркнул, что коронавирус не обладает никакими рекордными показателями ни по вирулентности, ни по летальности, ни по контагиозности. Его отличает только возможность развития быстрого осложнения (причем не только в отношении легких, но и в отношении желудочно-кишечного тракта), которая способна вызвать большую нагрузку на палаты интенсивной терапии: «Только этим можно если не оправдать, то объяснить тот ажиотаж который имеет место». На профессор на этом не остановился и выразился более определенно:

Честно говоря, этот вирус — больше из области социальной психологии.

Доктор биологических наук был мягок. Вполне уместно было бы сказать, что речь идет о социальной психиатрии, поскольку наблюдается (опять же, привет Гебреисусу) массовая потеря адекватности и утрата самокритики.

Есть два эффекта: карантинные мероприятия и обвал фондового рынка

А теперь давайте перенесемся из области биологической науки в область экономики. И снова начну с цитаты — на этот раз спикером будет экономист Михаил Хазин: «Если мы посмотрим на аналог нынешнему кризису — это кризис 29-32-ых годов, то он шел по такому сценарию: в октябре 29-ого обрушился пузырь на фондовом рынке, а с экономикой все было в порядке. И дальше с ноября месяца фондовый рынок стал расти и отыграл уже к марту примерно треть спада. Все уже успокоились, и в этот момент начался дефляционный шок — экономический кризис, который длился с весны 30-го по конец 32-го года, темпы спада были примерно 1% ВВП в месяц. Это был кризис, связанный с падением частного спроса. На тот момент, в 29-ом году доля расходов домохозяйств была примерно на 15% выше, чем их реальных доход. Что означает эта фраза? Она означает следующее: если взять воспроизводственный контур американской экономики конца 20-х годов, то он обеспечивал домохозяйствам доходы, но не мог обеспечить те расходы, которые имели место. Были специальные механизмы с использованием финансовых рынков — прежде всего это пузырь на фондовом рынке, которые обеспечивал превышение расходов над реальными доходами. Фокус состоял в том, что этот механизм использовал в том числе кредитные механизмы, а в качестве залогов использовались акции и другие активы. Так вот в октябре 29-го года основным экономическим эффектом стало падение стоимости залогов. И в результате кредиты перестали воспроизводиться и где-то к марту 30-го года стало понятно, что вот эта модель повышенного расходования для домохозяйств больше не работает. Нынешняя ситуация была бы очень похожа на ту, если бы все ограничилось падением фондового рынка. <...> А у нас сейчас на падение фондового рынка наложился карантин. По этой причине спрос падает уже сейчас».

Спасибо, что дочитали эту пространную цитату, но ведь суть ясна, верно? Мы имеем дело с ситуацией, которая аналогична временам развития Великой Депрессии в США, с той лишь разницей, что случился карантин, гарантирующий падение спроса. Мне еще хотелось бы добавить, что теперь речь идет не только о Северной Америке — речь идет о великой депрессии в глобальном масштабе — раскрывайте ладони и ловите плод глобализации.

Объявлена смертельная война

В 1970 году Владимир Высоцкий написал:

Убытки терпит целая страна,
Но вера есть, все зиждется на вере, —
Объявлена смертельная война
Одной несчастной, бедненькой холере.

Когда встает вопрос о человеческой жизни, то вступают в силу вопросы веры. Невозможны полумеры, мы ценим каждую жизнь. Не читайте в этом иронию, но ведь люди смертны, причем внезапно смертны, и, главным образом, не от вирусов. Однако меры против распространения коронавируса страшнее коронавируса.

Нет, я не буду приводить примеры из области социальной психиатрии, вроде того, что полиция Узбекистана ездит по улицам Ташкента и сообщает местным жителям, что опасно нарушать карантин и нужно носить маски в тот момент, когда общее число инфицированных в Узбекистане выросло до ужасной цифры 49 (инфицированных!).

Приведу другой пример. Сужение сознания на коронавирусе порождает легкомыслие. Всегда с удовольствием читаю Юлию Витязеву, но вдруг она пишет: «А вот еще «прекрасное» из США на тему карантина и ограничительных мер. Некоторые считают, что «Уровень смертности должен быть во много, много раз выше, чтобы оправдать убийство нашей экономики». Словом, люди в США готовы позволить умирать более слабым и согласны переболеть сами лишь бы не лишиться работы и финансовой стабильности».

Дорогая Юлия, погуглите. Простой запрос о жертвах Великой Депрессии приводит к выводу о том, что речь идет о миллионах умерших от голода в США.

Конечно, современное развитие технологий позволяет надеяться на то, что прокормить людей развитых стран не составит особого труда. Но «убийство экономики» означает в том числе и убийство уровня медицинской помощи. Люди, вы вообще в курсе, что люди умирают далеко не только от коронавируса?

Тем временем губернатор Александр Беглов запретил плановое лечение в Санкт-Петербурге. Не очень доверяю русским службам иностранных СМИ, но в данном случае это правда. Мы все умрем не от заболевания под именем COVID-19, но быстрее, чем хотели бы.



Источник

Зацените вот что

miningclub.info

Самозанятый… какой банк выбрать?

ТОЛЬКО ПО ТЕМЕ БЕЗ СРАЧА… спасибо Я пока регнулся в Сбере…На днях буду выводить туда… …

такси Didi

Китайский сервис по заказу такси Didi начнет работать с цифровым юанем |

Didi может стать первой частной компанией, которая будет принимать к оплате национальную криптовалюту Народного банка …

Все закончилось…

Написав максимально развернутый ответ.. на вопрос…Посмотреть вложение 138219 Я получил в ответПосмотреть вложение 138220 Но …